«Как вы это называете?»

 Русская поп-музыка, март 2007 года

Один из самых больших парадоксов в Российской независимой музыке – это ее зависимость от Интернета, в частности Интернет-порталов. Как полагают, цифровое пространство безгранично, однако порталы, тем не менее, вынуждают музыкантов позиционировать свои работы преимущественно как рок, поп, андеграунд, альтернатива и так далее. За редким исключением порталы предлагают более 15-ти музыкальных направлений. Даже если случайные и экспертные порталы, как, например, танцевальный портал promodj.ru предлагают дополнительные поджанры, в данном случае почти пятьдесят поджанров, все равно возникает противоречие между загрузкой материала (для дальнейшего музыкального воспроизведения) и его предварительной идентификацией в рамках все тех же основных музыкальных категорий. Несколько событий марта и апреля обратили внимание на этот существенный и неприятный вопрос: «Какое название носит наше совместное и будущее творчество? Как мы его называем еще до начала?» Весомость старых названий в незнакомых ситуациях (перевес традиций над новизной) была совершенно четко выражена в новом альбоме группы «Провода»:

Когда мне больно,

Когда мне темно,

Я слушаю громко

Группу «Кино».

И трудно сказать, есть ли здесь ирония. Возможно, и нет. 

Весомая роль ранее существовавших названий и делений по жанрам становится очевидной, если мы обратим внимание на другие новые релизы и юбилеи этого месяца. Юлия Чичерина отметила 10-летний юбилей своего творчества, включая, конечно же, ее участие в ретро-проекте «Приключения Электроников», который, в свою очередь, отметил семилетие. Эти артисты, очевидно, приняли правильные решения относительно своей карьеры. В тоже время Юта, которая тоже была участницей группы «Приключения Электроников», выпустила свой новый альбом «После», который обнажает ту же проблему – отход от традиционных названий. Большинство трэков с этого альбома уже выпускались раньше. Их переиздание – это своеобразная возможность для артиста остаться на плаву, и сентиментальное прибежище для слушателей, которые ознакомились с названиями всех треков, прежде чем купить новые песни с альбома.

Вебсайт RAIG, например, недавно опубликовал гневный комментарий о том, что новый альбом группы «Я сверху слева» не может быть отнесен к категории «рок», равно как и любой другой категории, своеобразному «клише» (шаблону). Старание избежать одного шаблона ради другого, тем не менее, просто создает необходимость определить свою новую принадлежность. К примеру «Смертьфест», прошедший 12 апреля с участием «Психеи», Сакуры, PTVP, 7000$ и Otomoto еще до своего начала обозначил себя как “Это альтернатива альтернативе”. Но что же на самом деле этот «анти-жанр», и как он называется? Эта музыка должна, как ни странно, находить свое место через отрицание. Она всегда должна заявить, чем она не является.

Независимое написание песен, в силу всего вышесказанного, — нигде и ничто. И это кажется особенно ироничным, если мы вспоминаем эпизод, когда «Би-2» решили привлечь к суду музыкальных Интернет-пиратов. Никто не знал где они! Как те пираты, Шнур и «Ленинград», сейчас возвращаются на сцены Москвы, так как истек срок лужковского запрета на их выступления в столице. Во время изгнания, группа секретно выступала на закрытых и корпоративных вечеринках; они держались подальше от всех мест, которые были названы в декрете мэра.

В такой же восхитительной манере тихой мобильности Ноэль Галлахер прилетел в Москву 23 марта, сыграл трогательно-серьезную акустическую версию песни “There Is a Light” (гр. The Smiths). Он сказал необыкновенно мало(!)… и улетел. «Дети Пикассо», Messer Chups и Markscheider Kunst таким же образом вместе собрались на фестивале Джек Дэниелс, создав событие местного масштаба, не смотря на мартовскую погоду. Существует тонкая грань между желанием создать новую, скоротечную деятельность и необходимостью это делать под напором изменчивого музыкального бизнеса. Например, в последние недели было достаточно много разногласий по поводу того, что собой сегодня представляет «ВИА Гра». До 11 апреля ходило множество слухов о том, что условия контракта участниц коллектива запрещают им «секс и\или беременность», заставляя их тем самым покидать группу одной за другой. «ВИА Гра» хотели бы иметь постоянный состав и меняющийся репертуар, и никак не наоборот. Даже упрямая репутация известных имен и коллективов может быть подорвана капиталом, так что «давление рынка» начинает выглядеть как «творчество».

Подобное явление, очевидно, не только проблема местного характера. PunkTV , которые 3 апреля представили публике свой второй альбом, недавно снискали внимание ВВС, которая сравнила их с Chemical Brothers. И вновь возникла проблема нежелания назвать свою работу. PunkTV, если хотите, породила другие параллели, в частности барабаны Stephen Morris и басс Peter Hook – уникальная ритм-секция созданная с легендарной щепетильностью Martin Hannett. Именно эти звуки (не слова) так глубоко заняли позиции в ландшафте современной музыки, что Hook этой весной даже создал коллектив из четырех бассистов! PunkTV используют этот британский бренд или традицию без раболепия, не давая ей называния. Они делают это так искусно, что даже британским слушателям не под силу распознать это.

Новички и несколько их новых работ: 

«Пелагея» и «Гудимов», выпустив в этом месяце потрясающие реинтерпретации историй как частных (Океан Эльзы), так и массовых (фолк-музыка), отображают новый вклад в плей-лист Специального радио, который контекстно рассматривает вопросы традиций, названий устоявшихся жанров и инноваций. Никто не представляет эту конкуренцию лучше, чем “Angelique” из Ярославля. Неуклюже названные национальной прессой “синти-поп-кул-джаз”, коллектив пытается отвергнуть все эти термины, создавая другой: “дарк-поп”. Эти постоянные словесные состязания между музыкой и устоявшимися классификациями жанров только подчеркивают невозможность назвать происходящее событие одним именем раз и навсегда.


Сильнейшее чувство уважения к устоявшимся традициям в этом месяце отдано «Mars Attacks», где каждый участник имеет профессиональный музыкальный опыт в 10-19 лет. Их вокалист Сергей Оганов даже иногда звучит как Александр Градский. Их величественные песни крепко держатся за традицию, как и новосибирская «Кухня». Даже менее шумные, акустические джемы «Кухни» определенно напоминают счастливые моменты выступлений раннего Аквариума. Сам же коллектив в своих промо-материалах превозносит бардов 60-х годов и «красивый лиричный русский рок». Эти три группы формируют прочную, заслуживающую уважения связь с музыкальными ценностями прошлого. Они сторонятся ужасов сегодняшней безвкусной попсы. В этом свете интересно узнать, как много коллективов в этом месяце вспоминают о таких музыкантах как Сюткин или Агузарова, из того времени, когда синкопация «нео-стиляг» стала так важна для российского музыкального творчества. Если мы добавим подобных тенденций к стилю Ольги Арефьевой, то получим Катю Чиквину (её чествовали в прошлом месяце в «Московском музыканте») или Тан-Дем, чья «поп-роковая» солистка иногда приближается к драматизму ранней Вики Цыгановой.

Здесь было бы неплохо обратиться к Сюткину и Браво. Не смотря на то, что сегодня звучание их музыки ужасно устарело, они запечатлели момент, когда Российская поп-музыка лукаво пыталась выйти за рамки существовавших институтов и категорий. У тогдашней музыки было много желаний, но и неверия в себя было немало, отсюда и столько иронии. Можно спорить, что группы, такие, например, как Звери сейчас пытаются (с огромным трудом) дистанцироваться от насоса индустриального рока, и выбирают более игривый, если не шутливый стиль, не спеша попасть в объятия одного серьезного жанра. Санкт-петербургский «Татлем» использует в своем творчестве элементы философии а-ля Браво; коллектив очень веселый и старается избегать каких-либо жанровых определений. «Вы можете назвать нашу музыку роком… с приставками софт-, поп- или арт-». Одесские музыканты гр. Maxiwave шутят на своем сайте, что, если хотите их идентифицировать раз и навсегда, сходите в ОВИР!

Прекрасно звучащий хай-хет в начале четырехминутного трека Perpetuum Mobile очень напоминает Романа Билыка и компанию. Эта группа, которая была основана в Кургане, в Западной Сибири, называет свою музыку «поп-фанк-рок-фьюжн… Но как бы ни называли этот стиль, группа с каждым выступлением в геометрической прогрессии приобретает новых поклонников».

Таким же образом «Retype» используют в своей музыке элементы недавних записей Агаты Кристи, но заставляют их звучать достаточно современно, чтобы вызвать ассоциации с The Killers. Тоже можно сказать и о «Городе N» или «Слайды» (из Комсомольска-на-Амуре), кто – вновь с хай-хетом на переднем плане – дарят своему треку свободную, любительскую спонтанность. Вследствие чего музыкантам становится все труднее найти себя в некоем определенном жанре: “Low-fi, брит-рор, инди-поп или поп-рок….”.

Синкопация и непредсказуемость все еще слышна в произведениях коллективов, которые обратились непосредственно к джазу. «Avakara» (Сочи) – очень интересный тому пример. Возможно потому, что им уже довелось выступать на нескольких южных «бард-фестивалях». Мы слышим эхо знаменитых трелей Владимира Шахрина, но эта сочинская эстетика куда ближе к коктейльным лаунжам. Berkut (т.е. Вадим Погорелов) тоже исполняет подобный трюк, сочетая меланхолию вокала и легкий стиль уличных музыкантов, который мы ассоциируем с Павлом Кашиным. Погорелов предлагает слушать музыку с закрытыми глазами, чтобы «визуальные образы» рождались вне или до лингвистической идентификации. Трек Константина Левина «Проститься» идет еще на шаг вперед. Поверх ленивых джазовых инструменталов драматично врезается в основном серьезный, но технически искаженный вокал, который ставит песню на грань между серьезностью и веселой ерундой. Эти нюансы сделали эту песню одной из наиболее интересных в этом месяце, особенно в более широком контексте их первоклассной работы с Ксенией Брыжатой и Shvadah.

«EzPresso», однако, от ерунды далеки. Вместе с «РадиоЗеброй» они предлагают слушателю некую разновидность джаз-попа, которая вполне себя оправдала в недавней «Я рисую» «Гостей из будущего». EzPresso, на самом деле, характеризуют свой подход к музыке ещё более разносторонними жанрами: «Транс, нью эйдж… эсид джаз, джаз-фанк, лаунж, нео-соул, плюс R&B…”

Некоторые новинки апреля, несомненно, отрицают претензию на смешение жанров и тяготеют к основному пласту: поп, настоящий и простой. Здесь возможно провести параллели с основными эстрадными звездами. Начальная партия барабанов в «Прощай» Московского “Karat” дает жизнь уверенности и чистоте жанра. Вокалисты “Karat”, давние друзья Саша и Яна, создали более современную версию группы «Непара». Валерия Леруа использует похожий прием, чтобы отразить жажду прайм-тайма; в самом начале ее песни слышен голос американского радио диктора, который доносится из далекого Массачусетса, места, куда она попадет, во что бы то ни стало. Ирина Ракитина (Нальчик) привносит в свою композицию «Обнаженное Танго» едва уловимые, но в тоже время такие знакомые восточные нотки, как это в 2005 году сделали «Блестящие» в альбоме «Восточные сказки». Ее вторая композиция даже напоминает раннюю Наташу Королеву. Все эти песни, несмотря на недостаточное финансирование и сопутствующие проблемы, связанные с продюсерскими стандартами, высоко метят. Они надеются, как и «КлипSа» (Ташкент), привнести «позитивные тенденции в тех депрессивных поп и рок исполнителей”.

Никто, конечно, не преуспел так, как «Тату». Группа «London/Lolitta» (sic.) взяли за основу изначальную эстетику первого альбома Тату и, обновив ее согласно времени, создали «английскую» школьницу, которая регулярно пишет в новостийный блог своим фанатам. И «Лондон» и «КлипSа» стремятся к таким же продюсерским ценностям, которые задал Шаповалов. В процессе они надеются (вновь, как их более знаменитые коллеги) воплотить жанр, который они называют «техно-манга-рок», другими словами – безупречно спродюсированный, самоуверенный и хорошо профинансированный поп – как у Катиной и Волковой.

Чистотой жанра в этом месяце может похвастаться трек с красивой, жвачной мелодичностью «Скучаю» от Valenti, который влегкую мог быть взят с ранних CD Натали. Мечтания Valenti, Karat, или оренбургской Анастасии Плохоцкой (чья «Прости» звучит как повзрослевшая Maкsim) очень честны. Но они в меньшинстве. Большинство новинок этого месяца написаны с иронией, с открытым желанием быть вечной «белой вороной», или невозможностью дать однозначное название своей работе. Даже самые уверенные исполнители здесь подорваны «поп-синт-дэнсом» «Птенца» группы «Каникулы», гениально веселым треком, который просто сметает весь пафос слезливых песенок. Быстрое, целенаправленное, а все-таки ироническое самоосуждение в данном треке – это ценное напоминание о неотвратимой удаленности друг от друга слов и музыки, жанров и событий, категорий и экспериментов, и уж конечно комфортного прошлого и рискованного, более интересного будущего. «Каникулы», создавая свою шутку, одновременно и принимают и отторгают подобную эстетику. И трудно сказать, каков же их жанр, и что они создают: приятная дилемма, которая подвигает меня завершить данное обсуждение. 

СЛУШАТЬ ПОПСУ >>>


(Перевод с английского)

Профессор David МакФадьен

Для Специального Радио, апрель 2007


Теги: 835 просмотров

Добавить комментарий