Fear Factory, часть 1

Гибридизация индустриальной музыки и экстремальных музыкальных проявлений достигла своих популярных форм и пика коммерческого успеха в середине 90-х, в период расцвета лос-анжелесской команды Fear Factory. Забавно, что в начальной своей стадии идеи группы через посредников стали мощным стимулом для ещё более успешных и увесистых кроссовер-команд, при этом, с дальнейшим творчеством самих Fear Factory не пересекающимися ни на грамм. Цепная реакция, однако.


Конвейер запущен
"Фабрика страха" запустила свой конвейер в Лос Анжелесе в 1989 году, стараниями бывшего гитариста группы Douche Lords, колобкообразного мексикано-латиноса Dino Cazares, Burton C. Bell, вокалиста группы Hate Face и тогда ещё не столь упитанного барабанщика Raymond Herrera. Около года проект назывался Ulceration, пока в 90 году не утвердилось более живописное и обременённое смыслом Fear Factory. Кроме первого официального концерта в октябре 90 года, новый коллектив привлёк внимание общественности двумя треками для компиляции с говорящим названием "L.A.Death Metal". Кстати, эти песни продюсировал небезызвестный Bill Gould, бас-гитарист Faith No More. Музыка Fear Factory отдавала грайндовой истеричностью ранних Brutal Truth и Napalm Death и конвейерными элементами Godflesh и других монотонных индустриальщиков конца 80-х. Ещё одно промежуточное кассетное демо из трёх песен было записано летом 91 года, уже на нём, в треке "Big God" Бартон начал комбинировать первобытный гроул с мелодическими вокальными линиями, разлетающимися по пространству. После этого Fear Factory оплатили услуги более профессиональной студии в Лос Анжелесе, владельцем которой являлся лидер WASP Блеки Лоулесс. В том же году под руководством продюсера Росса Робинсона группа записала полноценный альбом, перезаписав треки "Big God" и "Self Immolation" из прежнего демо. Дальше помогли дружеские отношения с тогдашним участником Sepultura Максом Кавальерой, который проникся энергетикой "фабрикантов" и порекомендовал их нужным людям в Roadrunner Records. Те согласились взять группу под своё начало, но отказались работать с уже записанным материалом. Пришлось сочинять и записывать новые песни, впрочем, используя некоторые старые идеи. На этот раз за микшерским пультом колдовал более известный специалист по фаршу Колин Ричардсон. На "Soul Of A New Machine"(92) очевидно взаимное влияние Fear Factory и Napalm Death.



Рождение гибрида

C той разницей, что "фабриканты" с самого начала месили напалмовые рифы, гроул Барни, истеричные бластбиты и турбинный басовый саунд, пока не поддались на мажорное давление со стороны лейбла и на ремиксовое "разнообразие". А "напалмы" опробовали себя в groove-death с индустриальным оттенком двумя годами позже, на обидно недооценённом альбоме 1994 года "Fear, Emptiness, Despair". Основная удельная масса "Soul Of A New Machine" пока ещё приходилась на брутал-метал, дэт-грайнд и прочие кроссоверы. Восновном они скучковались ближе ко второй половине альбома: "Big God-Raped Soul", "Flesh Hold", "Arise About Oppression" и другие. Fear Factory, безусловно, пошли в накачке своего беспощадного саунда на "Soul Of A New Machine", что и потянуло за собой с годами цепочку мэйнстрим-техногенных изменений. Белл и Херрера жёстко зависали по всяким кибернетическим идеям и новым технологиям, так что тут всё срослось – и свежесть концепции и индивидуальный интерес. C текстов "Soul Of A New Machine" берёт начало и концептуальные заморочки между человеком, машиной и (условно) вынужденной необходимостью их взаимодействия, взаимопроникновения и влияния. Помимо индустриального нойза, истеричных искажённых вокальных сэмплов (Ministry рулят), группа комбинировала в одной песне гроул с мелодичным, тюнингованным вокалом. Ритм-секция пока ещё не звучала подавляюще стерильно и роботизированно, но "Leechmaster", "Crash Test" или "Scapegoat" уже можно выбрать прототипами будущей механизации. Впрочем, в отличие от тех же Ministry, индустриальная составляющая никогда не играла в музыке Fear Factory самостоятельной и равноценной роли. По сей день, уже скоро как 20 лет это в первую очередь это агрессивный метал-коллектив. Роботизации долго ждать не пришлось, в 1993 году группа инициировала создание EP "Fear Is The Mindkiller", где были представлены исключительно индустриальные ремиксы на лучшие треки "Soul Of A New Machine". Ниша была занята.


Казаресу в ту пору пришлось записывать в студии все басовые партии, мелькнувший бас-гитарист Andrew Shives выступал с группой только на концертах в 92-93 и сыграл только на записи сингла "Sangre De Ninos" для одной из семидюймовых компиляций "Cry Now, Cry Later" для испаноязычных рынков. Тогда Fear Factory, чтобы обойтись без вазелина со стороны уже подписанного с мэйджором контракта ненадолго переименовались в Factoria de Miedo. В конце 93 его Andrew Shives ("с Эндрю у нас как-то не сложилось") стабильно заменил по совету приятеля из Biohazard бельгиец Christian Olde Wolbers, удачно приехавший в тот момент в США отдохнуть. С выпуска "Fear Is The Mindkiller" так же началось сотрудничество группы с продюсером Rhus Fulber, бывшим участником Front Line Assembly, значительно корректировавшим музыкальный курс "Фабрики страха" в последующие годы. "Цифра" и техно наступали. Массивный шаг в развитии группа сделала на своём втором альбоме "Demanufacture"(95). Он записывался в Чикаго и Нью-Йорке с продюсером Колином Ричардсоном, который при микшировании не стал далеко отходить от звучания "Soul Of A New Machine" и жирных гитар. Это, однако, пошло в разрез с пожеланиями коллектива, захотевшего лучшей интеграции клавишных, более стерильного звучания барабанов и более компактного баланса. В результате финальный микс был представлен самой группой и Rhus Fulber. Мощное, цельное послание миру на 15 треках в полной версии, отличный саундтрек для фантастического документального фильма про завод по изготовлению боевых киборгов. Триггерное звучание барабанов Херреры нет-нет да и наводило на мысль об использовании драм-машины. Казаресу и здесь пришлось записывать по организационным причинам несколько треков, что, по слухам, спустя много лет вызвало жлобское недовольство штатного басиста Вольберса. В полную версию альбома вошло два кавера "Dog Day Sunrise" (группы Head Of David) и классический хардкор Agnostic Front "Your Mistake". Альбом брутальный, словно вопль гуманоида, которого без наркоза переделывают в робокопа.



Знатная подставка!

Финальный трек обычной версии – почти 10-минутное кибер-оркестр-эмбиент сочинение "A Therapy For Pain", видимо, призван облегчить его боль после завершения процесса. А в остальном – безжалостный и инновационный индастриал-метал в лице треков "New Breed", "Replica", "Self-Bias Resistor", "H-K", "Zero Signal" и заколачивающего трека "Body Hammer". В ходе концертной поддержки "Demanufacture" коллектив выступал с титанами вроде Megadeth и Iron Maiden, даже принял участие в турне Ozzy Osbourne по Англии. Пиар был мощным; треки "фабрикантов" в те годы нашли себе идеальное применение в ещё одном медийном золотом дне – компьютерных играх, чтобы подчеркнуть кровожадность, разрушительность или антигуманность того или иного сценария. Почти два года Fear Factory провели на колёсах, поддерживая растущие продажи альбома. Для привлечения дополнительного внимания в 1997 году был выпущен "Remanufacture – Cloning Technology", собственно, альбом с ремиксами всех треков "Demanufacture" плюс два-три ремикса дополнений к разным изданиям. На любителя. Такого длительного студийного перерыва группе хватило, чтобы собраться со свежими мыслями и наколотить в 98 году новый робо-метал-монолит "Obsolete". Казарес настроил свой семиструнный Ибанез вниз до "ля", и концептуальные отношения человека и машины вступили в новую фазу.



Пора на новый уровень
"В концепции этого альбома – моральное устаревание человека, по отношению к машине, — говорит Херрера. – На "Demanufacture" речь больше шла противостоянии людей и машин, но всё дошло до того, что человек стал "выходить из употребления"; машины научились производить себе подобных, чинить сами себя и обходиться вообще без человека". Звучание "Obsolete" окончательно дигитализировалось и отшлифовалось. Продюсерское влияние Rhus Fulber распространилось на запись клавишных и программирование. "Мы ещё на "Soul Of A New Machine" хотели более цифровое звучание, чем получили в итоге, — говорит барабанщик Херрера. – Но для того, чтобы сделать то, что нам хотелось, требовалось энное количество долларов. При записи "Demanufactire" деньги у нас уже имелись, и звук получился более дигитальным. Но вместе с тем, могу сказать, что вокалы на первом альбоме определённо тяжелее, есть и другие вещи, которые сделали его самым экстремальным". Да, все экстремальные проявления в песнях "Obsolete", возьмём например "Shock", "Smasher Devourer", "Hi-Tech Hate" (исключение — "Edgecrusher") работали на другую идею, быстро сглаживались мелодическими припевами, участием струнной группы из 12 человек, синтезаторными аранжировками и той же компьютерной механизацией. Или за счёт альтернативных веяний, вроде песни "Descent" или кавера Gary Numan "Cars" с участием самого Ньюмана. Кстати, этот кавер в стандарном издании отсутствует, он вместе с кавером Wiseblood "0-0" и тремя другими треками вошёл в диги-пак версию "Obsolete".



Изогнулись



Удовольствия всё меньше

"По сути, мы хотели сделать песню, которую каждый из нас знает, и которая каждому из нас нравится, — рассказывает вокалист Бартон. –"Cars" определённо одна из них. Каждый в группе определённо поклонник Гари Ньюмана. Были и другие идеи, но эта показалась нам лучше всего звучащей с компьютерами и прочим. Некоторые фэны скажут, что это наша ошибка. Но ты никогда не сделаешь каждого счастливым; на самом деле надо сначала осчастливить себя, и на определённом уровне это порадует поклонников". Трек-лист обычной версии закрывает новое кибер-эмбиент сочинение "Timelessness" – скорее заупокой по миру, в котором когда-то правили люди. Общая альтернативность пластинки пошла на пользу коммерции, на сегодняшний день – это самый продаваемый альбом Fear Factory, преодолевший отметку в 500 тысяч экземпляров. Диск докатился до 77 места в двухсотке Биллборда, сингл "Shock" и "Descent" хорошо продвинулись в американских рок-радио чартах. Сингл "Cars" даже занял 57 место в национальном хит-параде Великобритании. Ставка на Гари Ньюмана оказалась верной. Мимо пролетел EP "Resurrection" на, пожалуй, самую мелодичную и позитивную композицию "Obsolete" (имеет в японской версии совершенно иной трек-лист), хотя для коллекционеров — радость. В 99 году промо-деятельность коллектива поддержала компиляция "Messiah", по имени песни, которую "фабриканты" специально записали для одноимённой компьютерной игры. Концерты "Фабрики страха" велись с размахом в Америке и Европе, с группами калибра Slayer и Rammstein; каждый мембер коллектива был "по самое не хочу" задействован в куче боковых проектов. Рекорд-компания Roadrunner Records, оценив золотой статус "Obsolete" в США, решила в ближайший раз подоить группу сильнее.



Микросхема подвела

Весной 2001 года новый студийный альбом Fear Factory "Digimortal" обрёл округлые физические форма. Модный такой, гладкий, аккуратно триммингованный, с массой техногенных звучков и гитарных и вокальных обработок. В треке "Back To Fuck Up" даже начитал рэп B-Real из Cypress Hill. Основная претензия, конечно, — творческая вялость и безволие, удручающее "куплет-припев" однообразие. Формула вроде ещё действовала, и Казарес ещё нет-нет, да и выдавал мегатонный рифф, "What Will Become", "Linchpin", "Acres Of Skin" поначалу даже приятно удивляют. Но это чувство быстро проходит. Продажи столь ожидаемого и круто заявленного "Digimortal" оказались плачевными. У Казареса была своя версия финансового провала диска. "Я не думаю, что причина в том, что альбом плох. В первую очередь, виноваты сроки выпуска, – случилось 11 сентября. Посмотрите, сколько альбомов провалилось из-за этого. Были и другие вещи, которые стоило сделать по-другому. Во-первых, это присутствие трека "Back To Fuck Up", больше по инициативе Кристиана, — чтобы привлечь B-Real из Cypress Hill. Ничего против тех парней, но это было неправильным решением, пытаться привнести этот стиль в Fear Factory, и нас за это много критиковали. Другой причиной стало то, что в то время, к сожалению, радио активно крутило тяжёлую рок-музыку, и все в группе пытались сочинять радиоформатные песни. Думаю, когда слушаешь слишком много разных людей, вроде пиплов с рекорд-компании, то начинаешь терять фокус. Все хотят быстрых денег, и разбогатеть на радио-песенке. […] Мы слушали рекорд-компанию, а нам говорили: "Нам нужна радио-песня", что мы и пытались сделать с каждой песней. Я думаю, что люди чувствуют, когда ты делаешь что-то, что не идёт не от сердца, а от того, что кто-то говорит сделать. Фэны хотели тяжёлой музыки. Она и была тяжёлой, но совсем по-другому – песни стали короче, в них либо убрано, либо подредактировано всё "мясо". Кристиан и Раймонд реально хотели разбогатеть и стать крутыми чуваками – зависать с Cypress Hill, иметь Ролексы, платиновые цепи, водить Cadillac Escalade и всё такое. Если бы Fear Factory продолжали сочинять то, что мы сочиняли, — брутальный, экстремальный и настоящий стафф, я думаю, что это была бы гораздо более успешная запись". Но топором, как известно, уже не вырубишь. Не помогла и международная концертная активность коллектива, и специальные издания-переиздания, и запуск двух синглов "Linchpin" и "Invisible Wounds (Dark Bodies)"(Оззи Осборн мимо не пробегал?). Начало, кстати было неплохое: "Linchpin" долетел до 31 места в мэйнстрим-рок-чартах, да и позиция "Digimortal" в американских чартах изменилась – 32 место. Но вложения явно не оправдались; продажи едва дотянули до 200 тысяч.

 



Бартон: я пошёл

В самом конце 2001 года лейбл захотел немного отыграться и выпустил первый официальный DVD "Digital Connectivity"; должен сказать, достаточно интересное издание со всеми клипами, обстоятельной историей, написанной вокалистом Бартоном, концертными и закулистыми съёмками, приложением из 8 редких и неизданных аудио-треков (бисайд-качество) и другими приятностями. В марте 2002 года Белл на скоропостижном собрании коллектива заявил, что не желает больше музицировать с участниками Fear Factory (по версии Дино), в особенности с Казаресом. Основной официальной причиной стали разногласия Белла и Казареса, хотя в течение последующих недружественных лет каждый в прямой или завуалированной форме чехвостил друг друга и освещал всё новые и новые версии распада коллектива. Один не хотел петь брутально, второй хотел больше контроля, один хотел стать супер-стар, второй всех достал и тп. После интервью Казареса с рассказом о причинах развала, последовало контр-интервью Раймонда Херреры, из которого следует, что Казарес тот ещё гавнюк. И денег хотел, и лавры любил себе присваивать, и мозги всем пудрил, и завидовал, и вобщем наврал. "Остыв немного, я осознал одну вещь, – заявил Херрера. – Дино просто жалкий жалкий жирдяй. После того, что он сказал, чтобы создать неверную картину произошедшего, я испытываю к нему только жалость". Даже копаться не хочется. Факт остался фактом, — по словам участников коллектива, ушедший вокалист Бартон для Fear Factory являлся персоной незаменимой, и остальные музыканты решили прекратить совместную деятельность, чтобы полностью окунуться в пучину альтернативных проектов. На здоровье, собственно.

Сайт www.fearfactorymusic.com

Ян Федяев

Теги: 580 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*