Lifehouse

Чего бы такого сочинить
Младшие братья The Goo Goo Dolls, представители лос-анжелесского альтернативного поп-рока. Правда в отличие от них, Lifehouse, как и их ближайшие родственники 3 Doors Down, Live или Matchbox 20, например, черпали вдохновение не в глэм-роке начала 80-х и не в музыке взрослеющих панков, а в пост-гранджевой эре, чётко ориентированной на коммерческий успех, радио-формат и лирическое содержание. Речь идёт не об уникальных коллективах или неповторимых краеугольных камнях в музыке. Но о музыке, которая, тем не менее, пусть и в массовом порядке способна перебирать по струнам души, и куда иной раз просто хочется погрузиться после внимательного знакомства с дискографией Napalm Death! А если честно, группа Lifehouse уже довольно долго и устойчиво напоминает о себе душещипательными пост-гранджевыми радио-треками. Некоторые из них – очень даже приличные современные песни, прочувствованные и автобиографичные.  Так несколько ранних позывов рассказать об этой группе, наконец, воплотились в жизнь.
Отправная точка
 
Откуда вообще она берётся, эта музыка? В идеале, конечно, как и всякий вид искреннего искусства, музыка — это одно из проявлений эмоционального мира человека, достигшего такого состояния и концентрации, что его можно воплотить в осязаемую художественную форму, помимо крика и других реакций организма. Что к этому приводит, — штука сугубо индивидуальная, но, чаще всего, возникающая не от переедания или злостного сибаритства. Основателю и основному композитору группы Lifehouse Джейсону Майклу Уэйду детские годы подкинули столько всяческих эмоций и воспоминаний, что хватило бы, наверное, на несколько карьер. Родился парень в солнечной Калифорнии в семье христиан-миссионеров. Впрочем, родное солнышко ему в ту пору светило не всегда. Его родители предпочитали нести слово Божье подальше от дома и мотались по Юго-Восточной Азии. Поездив по Японии, Таиланду и Сингапуру, семья на четыре года поселилась в Гонконге. "Мы жили в маленькой деревне, и люди вокруг ненавидели нас, — вспоминает Джейсон. – Они думали, что мы колдуны, которые принесли зло в их деревню. Каждое утро они жгли у нас под дверью фейерверки, украли и съели нашу кошку. Я был жутко напуган и сходил с ума, у меня вообще не было друзей". 
Правильная песня
После азиатских приключений миссия вернулась в США и поселилась в Портленде, а когда Джейсону стукнуло 12 лет, родители развелись, и он с матерью переехал в Port Orchard, штат Вашингтон. Музыкант вспоминал, что большую часть времени сидел, запершись, в своей комнате в одиночестве. "Мне пришлось познакомиться со всей болью, которую переживают дети при разводе родителей. Но вместе с негативными сторонами, во мне открылись и творческие стороны. Это забавно, потому что я никогда не был музыкальным ребёнком, не брал уроки, никогда особо не увлекался музыкой по радио. Но внезапно я начал писать стихи и придумывать мелодии. Мы жили в окружении лесов, и во время длительных прогулок песни просто стали возникать сами собой". К счастью, гитара в доме не являлась инструментом, под который пляшут бесы.
Контрастный состав
 
Парень начал осваиваться в новой обстановке, завёл друзей и, найдя отдушину в музыке и игре на гитаре, почувствовал себя вполне комфортно впервые после развода. Но мать Джейсона всё никак не могла найти себе место и снова замутила переезд, на этот раз в Лос-Анжелес. Ещё до того, как в природе появилась формация Lifehouse, Джейсон в 1996 году организовал группу под названием Bliss и выпустил в 1999 году дебютный мини-альбом "Diff’s Lucky Day". Пластинка напечатана скоромным тиражом, исключительно в промо-целях, сейчас имеет некую ценность среди коллекционеров.  В её записи принял участие будущий бас-гитарист Lifehouse Sergio Andrade, живший по соседству. Именно с этим гватемальским мулатом-шоколадом гитарист/вокалист Джейсон начал работать над своими новыми сочинениями, когда переехал в 15-летнем возрасте в Лос Анжелес. "Я действительно никого в округе не знал, а Серджио жил за соседней дверью,  — вспоминает вокалист и гитарист. — У нас было с ним много общего, например, игра в баскетбол и бег. Серджио только-только начал учиться играть на бас-гитаре, так что мы много времени проводили у меня в гараже, джемовали, сочиняли песни и помогали друг другу становиться лучше с музыкальной точки зрения". Так продолжалось пару лет. 
Наш последний грандж
Джейсон никогда не позиционировал своё творчество как христианский рок, ему хватало определения альтернативный рок. Найдя в лице Jon Palmer барабанщика, новоиспечённая группа стала выступать на разного рода тусах в школах и колледжах. Вскоре людская молва донесла слух о коллективе с приятной пост-гранджевой музыкой до продюсера Ron Aniello.  Команда Джейсона играла авторский, охотно акустический вариант музыки Pearl Jam, Everclear, Fuel, Matchbox 20 и прочих подобных коллективов. Рон позволил молодой группе сделать кое-какие демо-записи на своей домашней студии и посчитал, что команде ещё рано записывать полноценный альбом, а Джейсону нужно поработать над своими композициями. Трио продолжило репетиции и сочинение новых песен, пока, спустя почти два года, не продемонстрировало продюсеру новую песню  "Breathing". 
Вот тут Рона и зацепило. Он прокрутил песню своему другу и музыканту Jude Cole, а тот, впечатлённый не меньше, связался с руководителем рекорд-компании DreamWorks Records Michael Ostin. Когда-то он сам представлял интересы Коула, когда тот был звукозаписывающим артистом. "Меня впечатлило то, что я услышал, — вспоминает Коул. – Я был тронут песней "Breathing"; она была как раз из тех песен, что фиксируют в себе момент времени, когда ты навсегда запоминаешь обстоятельства, когда ты их впервые услышал.  Джейсону тогда было всего 17 лет, но я услышал невероятно звучный голос, а также впечатляющий талант композитора и гитарную игру. Парень на уровне инстинкта понимал, как нужно создать правильное настроение. Даже до того, как Рон проиграл мне остальной демо-материал, я знал, что буду работать с этой командой". Так Джуд Коул стал менеджером группы, а в офисе мэйджора DreamWorks Records в 1998 году появились первые демо-записи Bliss, которые продюссировал Аниелло, и которые, собственно и составляли основу того самого самопального мини-альбома "Diff’s Lucky Day". Имя Lifehouse появилось позднее, в начале 2000 года, когда шли переговоры с лейблом. Оно было позаимствовано у рок-оперы Пита Тауншенда из The Who.  Кстати, название пришлось менять не из-за того, что оно кого-то не устраивало, а из-за того, что в Европе обнаружилась ещё одна группа с зарегистрированным названием Bliss. Рекорд-компания дала группе "зелёный свет", и на той же студии продюсера Рона Аниелло кое-какой накопленный в демо-версиях материал стал доводиться до необходимого лоснящегося качества. Было решено пересвести с новым вокалом пять песен из демо-альбома "Diff’s Lucky Day". Вспоминает Джейсон: "Я был так взволнован самим процессом записи, что хотел использовать все инструменты и все эффекты на планете. Но Рон ещё на ранних этапах сказал, что запись должна звучать органично – просто и прозрачно. У меня была куча идей, но мы использовали только некоторые из них. Только потом я осознал, что Рон прав, и что запись должна была звучать немного сырой". Новые песни сочинялись уже посреди студийного процесса, в том числе первый супер-хит коллектива "Hanging By A Moment". Именно он поспособствовал массовым продажам первого альбома Lifehouse под названием "No Name Face"(2000), став заодно наиболее часто транслируемой по радио песней в 2001 году. Говорит автор песни Джейсон: "Я чувствую, что "Hanging By A Moment" дала возможность остальным песням быть услышанными. Единственной проблемой потом стало искушение копировать её в том или ином виде. Лучше всего в этой ситуации двигаться вперёд и надеяться, что твоя аудитория будет расти вместе с тобой". 
Секрет успеха диска "No Name Face", только в США получившего две платины и достигшего 6 места в национальном чарте альбомов, возможно, и кроется в искомой простоте и коммерческом рок-н-ролльном подходе к саунду. Сдержанный грустный модерн-рок-позитив, имеющий всё-таки коннект с христианским роком, максимум выразительности минимума инструментов, качественное сведение, выигрышный радио-формат и избитая куплетно-припевная форма. Изюминка песен Джейсона Уэйда в том самом упомянутом выше умении манипулировать настроением и способностью незначительными штрихами в гармонии и голосе оставлять след в душе. К тому же у парня с безобидной внешностью оказался очень выигрышный вокал, совмещающий в себе обаяние Эдди Веддера, Скотта Стэппа и Скотта Вэйланда и собственное меланхоличное спокойствие.  Он идеально сочетался с его собственными гитарными переборами и ударными, отягощёнными шумными риффами хитовыми припевами. На этом построен практически весь первый материал Lifehouse. И не забудем про "нежадность" группы — как правило, в каждую студийную сессию коллектив уже на протяжении десяти лет записывает песни с запасом, которые потом так хорошо прокатывают на би-сайдах, переизданиях и саундтреках. Из нескольких региональных версий сингла "Hanging By A Moment" выделю австралийский EP, в который помимо ведущего трека вошло сразу три неизданных песни. Звучит вполне самостоятельно, с "What’s Wrong With That", лёгким рок-фанком, переходящим в хэппи-панк ритм, или альт-роковой "Fairytales  Sandcastles".  Имеющаяся на британской версии акустическая версия "Hanging By A Moment" аутентично звучит и подчёркивает тот факт, что практически весь свой материал лидер коллектива и основной композитор Джейсон сочиняет на акустике. Второй сингл "Sick Cycle Carousel" выглядел не хуже, но прокатил только на волне успеха, в который Lifehouse стремительно вписывался. Я имею ввиду гастроли с недавними кумирами, клипы, мощный пиар от Америки до Австралии и снова нескончаемые гастроли. А вот третий сингл "Breathing" — грустный медляк со светлым припевом с лёгким кантри-оттенком – из тех песен, что в насыщенной дискографии коллектива цепляют лучше всего. Из минусов записи отмечу присущую большинству пост-гранджевых мэйнстримовых альбомов  вялость, выигрывающую только на эмоциональности.
Квартет разбежался
 
Главное, что надежды рекорд-мэйджора оправдались, и Lifehouse, откатав по-взрослому первые интернациональные гастроли, в декабре 2001 года под руководством Рона Аниелло резво приступили с записи второго альбома. В группе на тот момент уже играл новый барабанщик Rick Woolstenhumle. Вот что он рассказывает о том периоде: "Мы вернулись с гастролей и сразу отправились в студию, чтобы начать работу над следующим диском. У нас не было времени, чтобы типа побалдеть пару месяцев дома, свободно вздохнуть и ощутить жизнь в стороне от турового автобуса и коллег по группе. В какой то степени это позволило нам проявить себя более креативно, сделать запись другого характера. И никакого давления со стороны не было". При первом же прослушивании заметно усиление гранджевой темы в духе Pearl Jam, что достигает своей кульминации в вырывающем сердце припеве в треке "Anchor". Увы, таких глубоких моментов на "Stanley Climbfall" немного. Вокалы Уэйда прибавили Stone Temple Pilots и Silverchair, а из песен куда-то исчезла хрупкая невинность. Разумеется, всё осталось в обозримом FM-формате американского AOR-grunge, за исключением дебютной невинности. Сдается мне, что такое содержание не вполне соответствовало ожиданиям массовой радио-публики, настроенной на гладкое попсовое звучание. Даже не смотря на присутствие таких добротных и безупречных поп-рок песен, как "Spin", "Take Me Away", "Out Of Breath" или "Am I Ever Gonna Find Out".  Диск продавался похуже, что-то порядка 500 тысяч в США, ну и около миллиона во всём мире. Мэйджоры зажираются моментально, спору нет, но положу и свою руку на сердце — "Stanley Climbfall" сочинён большей частью через силу. Стартовый сингл "Spin" – отличная роковая вещица в лучших зреющих традициях Lifehouse. Трек "Just Another Name" интересен с точки зрения сочетания гармонии и ритма, любимый "Anchor" уже упоминал, отмечу ещё добротный бонус-трек "How Long". Четвёрка с минусом.
Решили не умничать
  
Пока Lifehouse описывали очередной гастрольный круг по миру и отдыхали, компанию Dreamworks купил концерн Universal. Вероятность того, что Lifehouse могли после этого отдыхать ещё очень долго, была. Рассказывает барабанщик Рик: "Это был момент, когда мы с Джейсоном подумали: "Блин, ну что, надо искать работу! Что же теперь будет?" Ведь мы вкладывали в музыку все наши силы и планировали делать это до конца дней (Какие мажорные оптимисты… Прим. авт.). А затем Geffen перехватили наш контракт, и мы решили, раз такое дело, снова отправиться в студию и сделать новую запись. Не было никакой шумихи, мол, вау, Lifehouse отправляются в студию и так далее. Мы просто хотели записать пачку песен, отдать их лейблу и посмотреть, что из этого получится". За минувшие годы америкосы слегка обновили свой состав. В 2002 году в состав группы официально вошёл брат барабанщика Рика, гитарист Sean Woolstenhulme, а в 2004 году так же официально из состава вышел бас-гитарист и один из основателей группы Sergio Andrade. Вскоре за ним последовал и Шон; оба независимо друг от друга решили посвятить себя другим музыкальным проектам. В том же 2004 Lifehouse снова приняли форму трио, связавшись с новым басистом Bryce Soderberg. Вспоминает Джейсон: "Когда ушёл бас-гитарист Серджио, то в группе изменилась внутренняя химия взаимоотношений. А потом ещё и лейбл свернул свою деятельность, так что некоторое время мы вообще не были уверены в том, что  появится возможность записать ещё один альбом. Потом я почувствовал, будто мы начинаем всё сначала, и меня это вдохновило".
На одноимённом альбоме Lifehouse пришли, наконец, к тому конфетному американа-року, за который с незначительными отклонениями и держатся до сих пор. Музыканты вспоминают, что запись "Lifehouse"(2005) проходила быстро и без чрезмерного усердия, начавшись в июле 2004 года. Вспоминает драммер Рик: "Не было такого, чтобы мы сидели и придумывали, какой именно стоит сделать вайб тут или там. У нас были песни и мы знали, что мы с ними можем сделать. Но вместо того, чтобы планировать и ломать голову над каждой деталью, мы решили просто записать всё, как есть, чтобы песня звучала хорошо. Поэтому запись шла так быстро, без какого-либо препродакшена. Это заняло у нас полтора месяца; альбом уже микшировался, а мы даже не успели осознать, что закончили запись". Стоит упомянуть и новое лицо в продюсерском креслице – John Alagia, для которого рок заканчивался на Dave Matthews Band и John Mayer. Поэтому ни о каком утяжелении и речи идти не могло. Локомотивом альбома сделали сахарную балладу "You And Me", которую только и крутить, что на свадьбах или на титрах сопливых голливудских мелодрам, где всё заканчивается найс, и ни у кого нет проблем с деньгами. "Это безумие,  — "You And Me" стала очень популярной свадебной песней, — рассказывает её автор.  – Более того, нас постоянно просили выступить с ней на свадебных церемониях. А когда мы говорили людям, сколько это стоит, они не могли в это поверить. Они искренне полагали, что мы можем вот так просто прийти на свадьбу и бесплатно сыграть". НУ КОНЕЧНО НЕТ!!! ВОТ ПОДОНКИ!!! Прости их Джейсон за обывательскую наивность. Песня в целом приятная, вошла в десятку самых продаваемых синглов года и надолго задержалась в чартах уровня adult contemporary. С коммерческой точки зрения выбор оказался выигрышным, пластинка получила "золото" в США и продажи в три миллиона копий по миру. Музыканты и продюсер добились того, что в треках нового альбома стало больше воздуха, больше спокойной жизни и прозрачности. Возьмём хотя бы второй сингл "Blind" или "All In All" со скрипичными аранжировками. Из припевов убрали весь грандж, оставив много акустики и парочку откровенно слабых песен. Для себя отмечу красивый медляк "Walking Away", изысканную  одинокую балладу, не столь приторную, как "You And Me". Дух американского дорожного поп-рока а ля The Goo Goo Dolls крепок в "Days Go By", "We’ll Never Know", "Today" и "Undone", собственно, и самых энергичных композициях альбома. Кстати, песня "Today" – одна из шести композиций, не попавших в основной трек-лист "Lifehouse" и выдававшихся порционно би-сайдами и бонусами к лимитированным изданиям. "Butterfly" – меланхоличный ретро-акустик-рок, "Better Part Of Me" – прелестная уютная песенка под гитарный перебор, акустик-бас и пару нажатий на клавишных, "Ordinary Pain" – ещё один романтический поп-рокешник с настроением "всё проходит – и это пройдёт".
Искать работу не пришлось
 
Особо активные поклонники трио дополнительно получили в 2005 году 4-песенный акустический EP, который распространяется исключительно в "цифре" через iTunes. Другим подарком стал первый официальный DVD под названием "Everything" – не самая обширная компиляция из 6 видеоклипов и 4 концертных съёмок лос-анжелесской команды. Говорит Джейсон: "Мы определённо приложили руку к креативному процессу его создания. Мы были взволнованы тем, что у видеосъёмок, которые никто не видел, вдруг появился шанс быть увиденными большим количеством людей". Ну, не знаю, такие вещи в наши дни пора уже прикладывать бесплатными приложениями к регулярным студийникам. Акустические треки, как выяснилось позже, пришлось монтировать из двух сессий: картинка взята с концерта в Портлэнде, а звук записали на следующий вечер в Сиэтле и склеили вместе. Просто чувак, который этим занимался, в первый раз где-то потерял канал акустической гитары. 
После серии гастрольных поездок пришла пора записывать новые песни – оправдывать доверие новых хозяев. В создании новых песен активное участие принял менеджер группы Jude Cole, не только ставший продюсером записи (дело происходило, кроме всего прочего, и на его студии Ironworks в Лос-Анжелесе), но записавший кое-какие партии клавишных, гитар и бэк-вокалов. Сам процесс, честно говоря, безобразно растянулся почти на год, но результат лично одобряю обеими руками. Отличный коммерческий амо-рок, с крепким хребтом и большим сердцем. Начало "Who We Are"(2007) бодрит двумя сочными гитарными песнями ‘Disarray" и "First Time", в которых маэстро Уэйд очень даже экспрессивно надрывает связки. Да и сам выбор первого сингла — "First Time" – свидетельствовал о желании напомнить о рОковой стороне дела. Второй сингл "Whatever It Takes" уже звучал мягче и любвеобильнее, но хорошим уровнем сочинительства блистал. То же можно смело сказать и нескольких других песнях, как стадионно-качающих, так и задумчивых и автобиографичных — "Broken", "Easier To Be", "Who We Are". Тонкие аранжировки, приятные мелочи, уверенность в качестве собственного материала. С проникновенной "Broken" связана вот какая история. Сначала коллектив записал альбома 11 песен, и все решили, что проект на этом закончен. Но потом Джейсон отправился в больницу в Нэшвилл, навестить своего друга детства Скотта Фэйрклоффа, научившего музыканта первым аккордам. Парню требовалась пересадка почки. "Я не планировал сочинять музыку, у меня был вполне заслуженный отпуск от сочинительства, — рассказывает лидер Lifehouse. – Но, пообщавшись с другом и увидев его в таком состоянии, я был подавлен. Вернувшись в отель, попытался уснуть, ворочался, ворочался, а потом подорвался и со слезами на глазах написал за 10 минут песню "Broken". Я ещё ничего не сочинял с такой скоростью". Песня существует в нескольких миксах, и версия для видеоклипа, пожалуй, самая удачная. 
Финальную тему новой пластинки "Storm" Джейсон сочинил, когда ему ещё было 16 лет; её оригинальную версию можно услышать на промо-альбоме Bliss в 99 году (см. выше). Очень интересно прослушать их подряд и сравнить=понять, как далеко продвинулся создатель Lifehouse в своём творчестве. "Мысленно возвращаясь к этой песне, я осознаю, как много изменилось с тех пор, как я начал впервые сочинять музыку и мечтать об успехе в шоу-бизнесе, — вспоминает Джейсон. – Когда ты только начинаешь, то ни у кого нет никаких ожиданий на твой счёт. Все спокойно дают тебе выиграть или проиграть. Но вдруг у тебя появляется хит, и все вокруг сразу же хотят в этом поучаствовать и начинают тем самым давить на тебя. Если бы я мог вернуться назад, то не стал бы спешить. Наслаждался бы подольше теми моментами, потому что тогда было гораздо проще ступать по земле". После сессии "Who We Are" завалялось четыре песни. Медляк для петтинга "I Want You To Know" – шарман, песенки покрепче духом "I’ll Keep The Change" и "If This Is Goodbye" достойны основной программы, а "Signs Of Life" – затяжной поп-эпик, медленно раскачивающийся с капели фортепьяно, тиканья часов и мягкого сипения Джейсона.  Кроме них имеет место двухдисковое переиздание, куда вошло пять концертных версий с разных площадок. Австралийская версия получила альтернативную обложку.  Выход альбома "Who We Are" поддержало американское турне с The Goo Goo Dolls и певицей Colbie Caillat, продолжившееся хэдлайн-концертами за пределами США.
Кто мы такие
 
Группу несло дальше, Джейсон без устали сыпал из рукава песнями. Отдельно хотел бы остановиться на эксклюзивном треке "From Where You Are", посвящённом подросткам, погибшим в автомобильных авариях, и написанном для специальной программы по вождению. Его грусть задевает своей искренностью, тот случай, когда простыми средствами достигается максимум эмоциональной глубины. Джейсон написал её в 2007 году в честь своего приятеля, погибшего в 16 лет в ДТП. И когда узнаёшь об этом, то ловишь себя на мысли, что Джейсон действительно передал песней свою боль и горечь по безвременно ушедшим. Песня через три года вошла в состав очередного студийного альбома. Осенью 2008 года уже занялась производственными работами по созданию нового альбома "Smoke And Mirrors"(2010). За год записей коллектив вместе с Коулом, продолжившим продюсерскую деятельность на благо Lifehouse, записал 35 песен. В дежурную версию пластинки попало 12 сочинений, в "делюкс" ещё пяток, плюс бонус-ремикс на песню "Halfway Gone", плюс трек специально для iTunes – довольно щедро для любителей студийной музыки. Басист Брюс говорит об отличии новой работы от предыдущих: "Одним из отличий является то, что альбом демонстрирует рост группы с сохранением характерного саунда Lifehouse. Мы открываем для себя новые направления: на этой записи попробовали расширить арсенал, добавили кое-какие синти-звучки. Сотрудничали при сочинении с другими музыкантами, например, Джейсон сочинял с Kevin Rudolf и Chris Daughtry. Потратили год с лишним на запись, постарались использовать это время, чтобы развить группу и записать лучший альбом, который можем. Так что, я бы не сказал, что он точно такой же, как и остальные".  И не забудем о том, что Lifehouse снова стали квартетом, приняв в состав второго гитариста и бэк-вокалиста Ben Carey. Музыкант, на самом деле уже лет пять тусовался с командой в качестве концертного гитариста. И вот пришло время попасть парню на промо-фотографии. Новинка быстро пробралась в десятку лучших альбомов Billboard 200 и заняла там самое высокое в истории группы место – шестое.
Покурил, полюбовался собой
 
Не умаляя достоинства прежних пластинок, чувствую, что "Smoke And Mirrors" – довольно зрелый материал, и для самого Джейсона творческое достижение. Правда, у фэнов вызвал вопросы первый сингл "Halfway Gone" и вышедший в его поддержку ЕР с танцевальными клубными ремиксами. Сама песня – цепляющий, весьма облёгчённый поп-рок-аплифт с упругой ритм-секцией, с качественной мелодией. Но некоторые расценили его, как отход от традиционного саунда коллектива. Зато остальной материал действительно представляет собой терпимую ротацию различных софт-роковых стилей. От совсем нехарактерного "Nerve Damage", где сонливый блюз взрывается хард-роком, и электро-глэма "Here Tomorrow Gone Today" до плюшевого голливудского трека "Fallin In" с ритмичной структурой, угуканьями семплов и позитивным настроением, и идиотско-счастливого павер-попа  "By Your Side". Среди бонусов расширенной версии есть  ещё пара классных композиций – складная медленная "All Time I’m Asking For", с запоминающимся рефреном и трогательно звучащей струнной группой в бридже, братанская "Near Life Experienсe" под Тома Петти и Боба Дилана и, наконец, цифровой бонус "Don’r Wake Me When It’s Over" – грустный дорожный блюграсс, от него просто хорошо на душе становится. 
Даёшь новую гастроль!
В итоге имеем пополам ожидаемого качества Lifehouse и несколько попыток привлечь более требовательную аудиторию. 
Количество синглов, порождаемых альбомом, говорит о его устойчивом коммерческом статусе. Думаю, до "золота" он может вполне дотянуть, как и все предыдущие альбомы. Этому и турне с Daughtry поспособствовало, и новый радио-сингл "Falling In", который сейчас сопровождает гастроли американцев в поддержку "Smoke And Mirrors" по США.  В июне группа отправится в Европу, но чётвёртый сингл вряд ли будет. Что-то мне подсказывает, что следующим релизом парней из Лос-Анжелеса будет что-то концертное, возможно, новый DVD. Либо массивный сборник лучших треков на Рождество в этом году. По-крайней мере, нет никакого повода компании Geffen прерывать сотрудничество с пока несущим золотые яйца коллективом. 
Ян Федяев
 

Теги: 1 074 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*