Часть 17. Фрагменты фильма «Dawai Rock-n-Roll» Н2О Гамбург (продолжение)

Перестройка, СССР, 80-е, глазами иностранцев. Интервью, концерты, репетиции, в кадре: Группы «Звуки Му», «Женская Болезнь», «Ва -Банк» Фестиваль Рок-Панорама 1987 в Лужниках, Газеты, журналы, самиздат о рок-музыке, Коля Васин — главный битломан СССР.

<<<Начало

1. Группа «Звуки Му»

«…В бытность старшеклассником Мамонов стал барабанщиком дворового ансамбля "Экспресс", базовым двором которого была воспетая еще Гиляровским знаменитая Малюшенка между Большим Каретным и Цветным бульваром. В самой варварской форме "Экспресс" исполнял стандарты "битлов", "роллингов" и даже только успевших зародиться Led Zeppelin. Уже тогда юный Петр проявлял тягу к мультиинструментализму: по рассказам очевидцев, он, бывало, играл и на дешевых клавишах — причем с такой былинной экспрессией, что клавиатура оказывалась залита кровью. А однажды на "джем-сейшене" в дружественной школе № 636 Мамонов, как всегда, барабанил, а вот Липницкий пел (!) модную, не так давно записанную в оригинале "Satisfaction". Впрочем, после окончания школы период музицирования для друзей прервался более чем на десятилетие. Период меломании в это десятилетие, однако, продолжался. В начале 70-х друзья знакомятся с молодым коллекционером грампластинок Артемом Троицким: конкретно Липницкого с ним особенно сблизила обоюдная любовь к творчеству Van Der Graaf Generator.

Помимо того, они активно тусовались с золотым поколением московских хиппи, во главе которых стоял знаменитый Юра "Солнышко" Бояков, и не пропускали ни одного концерта культовых в "волосатой" среде "Ветров Перемен" Александра Лермана. Вялый хиппистский пацифизм, впрочем, претил экспрессивному нутру Петра Николаевича. Дело доходило порой до открытых конфликтов: однажды Мамонов настолько озлобился, что отлупил зарвавшуюся волосню досками от скамеек. Гораздо больше его менталитету подошли бы идеалы панк-движения, но для этого будущий солист "Звуков Му" родился слишком рано. Не любил Мамонов и "Машину времени". Если Липницкий устраивал Макаревичу и Ко концерты в той самой 30-й школе, то Петр Николаевич принципиально обходил их стороной. "Мамонов всегда вел себя по отношению к "Машине" крайне агрессивно, — вспоминает Липницкий. — Никогда не здоровался, смотрел волком. Было полное ощущение, что вот-вот даст кулаком по дыне. Свойством его артистического таланта всегда было то, что он не терпел пошлости — то есть отсутствия вкуса и стиля". Между тем, нашим героям нужно было как-то зарабатывать на жизнь. Липницкий вскоре уходит с головой в теневой антикварный бизнес, а вот Мамонову решения финансовых вопросов даются с большим трудом. Он попеременно осваивает и забрасывает непостижимо широкий спектр профессий: работает наборщиком в типографии, заведующим отделом писем в журнале "Пионер", банщиком, лифтером, корректором, рабочим в продуктовом магазине, в бойлерной на ТЭЦ и, наконец, переводчиком с норвежского (к слову, последнюю и самую цивильную в этом списке специальность будущему творцу подарила его мама, Валентина Петровна Мамонова, известная переводчица со скандинавских языков). Перед глазами будущего артиста, как в калейдоскопе, сменяли друг друга сюрреалистические картинки иллюстрированной энциклопедии советской жизни. Накопившиеся параноидальные впечатления переплавятся в дальнейшем в творчество. Причем иногда — самым простейшим образом: например, работая в "Пионере", Петр Николаевич увлекался патологическими стихами, которые присылали в журнал безумные советские дети, — и одно такое особо отъявленное стихотворение превратилось впоследствии в текст песни "Звуков Му" "Восторг"…»

История группы "Звуки Му":

Отрывки из книги Сергея Гурьева

Еще читать о П. Мамонове

История первых записей 

2. Группа «Женская Болезнь»

«…Зима, автобус, дорога к базе. Принцесса и Смирнова стоят замерзшие в середине транспортного средства, держась за верхнюю перекладину: — Надо придумать название. УВЧ, парень из тусовки, предложил назвать группу «Сиськи»! Ха-ха-ха! — Не надо «Сиськи». У меня их нет, — сказала Принцесса. — Тогда – «Розовые пумпоны»! — Нет, лучше — «Женская Болезнь»! Принцесса сама себе удивилась, выдав необычный перл, но словосочетание энергетически совпало и с «Ведьмой», и с последующими песнями. Стиль! По-женски, но жестко и агрессивно. Принцесса уже въехала, она царила. Название было принято по приезду на базу. Лидеру понравилось. Принцесса настояла. Смирнова была «за». Школьница проглотила. Анюта наверняка видела название другим, но аура действительно создающейся группы подкупала и радовала….

…одно время репетиции стали начинаться много позже, около восьми вечера. Принцесса жила на Арбате, Смирнова — в Текстильщиках, Анюта — на Полежаевской, Амазонка — на ВДНХ и только Школьница была местной и имела провожатых в лице брата и парней из Э.С.Т. Сначала репетировали Э.С.Т., потом ЖЕНСКАЯ БОЛЕЗНЬ, затем Э.С.Т., и опять ЖЕНСКАЯ БОЛЕЗНЬ. В двенадцать ночи выходили с базы. Галопом на автобус. Метро, последний поезд».

Подробнее:

Женская болезнь" конца 80-х прошлого века.

Часть 1: «Сиськи?» — У Принцессы их нет. Автор. Ирина Локтева

«…Встретились в метро, как обычно. На базу должен был подъехать Скляр с какими-то немцами, которые снимали фильм о русском роке. Принцесса нервничала, слонялась из угла в угол, присела на корточки — и ткань джинсов на обеих коленях лопнула, дырки раскрылись, как рты, обнажив розовую кожу.

Иностранцы проявили большой интерес к женской панк-группе и стали снимать ЖЕНСКУЮ БОЛЕЗНЬ, исполняющую песню «Перестройка» на фоне белого кафеля и раковины. В фильм вошла эта песня и сказанная Принцессой фраза из интервью: «Они еще не знают, чем это закончится!»

Э.С.Т. выступали на сборных рок-концертах в разных ДК. Смирнова и Принцесса ездили практически на каждый концерт с постоянной тусовкой, состоящей из близких друзей. На одном из концертов Смирнова упросила Лидера спеть «Перестройку» дуэтом с Принцессой. — Ну, не знаю, как это сделать. Мы сами здесь на «птичьих» правах. Бабульки тут еще, дежурные. Нет, не знаю. — Я вылезу из зала. Давай! А мы как бы ни при чем. Ха-ха! Принцесса стояла в толпе фанов у самой сцены и ждала. Наконец: — А сейчас — «Перестройка»!!! Зал взревел. «Перестройку» всегда воспринимали «на ура!». Подождав первые четыре такта, она толкнула парня, стоявшего рядом: — Подсади меня на сцену! — Зачем? — Петь буду! — Клево!

Парень подхватил легкую барышню на руки и поднял на сцену. Принцесса подбежала к Лидеру и сняла микрофон со стойки: — Выйди на улицу и подыши!..»

«…Репетиционный угар постепенно затухал. Было грустно. Программа ЖЕНСКОЙ БОЛЕЗНИ тормознулась на пяти песнях: «Перестройка», «Ведьма», «Садист», «Мужеские женщины» и «АКМ». Принцесса знала их от и до. Если кому репетиции и требовались, то остальным девчонкам. Школьница с басом постоянно сбивалась, у Анюты барабанной установки дома не было, Амазонка с кислой миной перестраивалась с металла на панк. Лидер завел себе девчонку и стал понемногу побухивать. Закон «без вина и без секса» канул в лету. У Принцессы появился Царевич».

Читать истории группы…

Женская болезнь" конца 80-х прошлого века.

Часть 2: Необтесанный магнит.

3. Группа «Ва-Банк» (в кадре будни Московской рок лаборатории)

Подробнее истории на сайте группы: http://www.va-bank.ru

«… Самая знаменитая хохма "СДВИГ-афиши" была посвящена Брайану Ино. Рассказывая о том, что известный английский авангардный музыкант приехал в Москву, я написал, что он играет в группе Talking Heads, когда на самом деле он играл в другой группе — Roxy Music. Разумеется, мне указали на эту ошибку, непростительную для главного редактора музыкального издания. Что делать? Как выкручиваться из дурацкого положения?

И я придумал: в следующем номере мы дали опровержение, в котором сообщили публике, что, конечно же, Брайан Ино никогда не играл в Talking Heads, а на самом деле был одним из четырех "битлов", а после распада ливерпульской четверки собрал группу Wings. Еще через номер мы снова поместили опровержение, написав, что спутали Брайана Ино с Полом Маккартни, когда на самом деле он пел в шведской группе ABBA, а потом перешел в немецкий Kraftwerk… После этого редакцию засыпали самыми невероятными биографиями Брайана Ино, часть писем удалось переслать с Петром Мамоновым в Англию, где Ино, ставший к тому времени продюсером "Звуков Му", с удивлением читал все эти "догоны".

Подробнее о Московской рок лаборатории, газете СДВИГ-афиша, многом другом

4. Фестиваль Рок-Панорама 1987 в Лужниках.

«… Думаю, вряд ли стоит столь строго судить о фестивале, тем более что вся прибыль от его проведения должна поступить на счет Советского детского фонда имени В. И. Ленина. Когда писались эти строки, точная величина вклада была неизвестна (еще не завершилась реализация рекламной продукции и видеофильма, снимавшегося на фестивале — доход от этого также должен поступить на счет № 707), но можно предположить, что вся сумма будет измеряться десятками тысяч рублей. Соответствующее решение было принято Оргкомитетом (организации-учредители: Московский горком ВЛКСМ, Главное управление культуры Мосгорисполкома, МГСПС, московский рок-клуб) и единодушно одобрено всеми музыкантами — они выступали на “Рок-панораме” бесплатно, хотя некоторым из них пришлось для этого отменить кассовые концерты (а группа “Круиз”, к примеру, отказалась от зарубежных гастролей).

Даже самые “суровые” из моих коллег, расценившие фестиваль как неудачный, признавали его самым крупным из всех проводившихся у нас до настоящего времени мероприятий подобного рода — как-никак в Лужниках показались сорок пять коллективов и исполнителей, представлявших большинство течений отечественного рока.

Хотя фестиваль имел городской статус, он давал возможность вполне достоверно судить о современном состоянии и тенденциях развития всей отечественной рок-музыки, а не одной лишь ее московской ветви. Не только потому, что в панораме принимали участие гости из других городов, и даже не потому, что многие музыканты, живущие в Москве, работают от иногородних филармоний, а прежде всего потому, что проблемы, касающиеся рока, в разных городах, областях, республиках — одни и те же. И должен сразу предупредить, что в данной статье смогу рассмотреть лишь некоторые из них. Ну а чтобы ни у кого не возникло впечатление, что я ходил на “Рок-панораму” в розовых очках, начну свой рассказ с критических замечаний в адрес ее организаторов.

Думаю, что отклики на фестиваль в прессе были бы более объективны, если бы созданные на нем условия работы журналистов были бы получше. Например, для представителей прессы (в том числе и зарубежной) была отведена самая неудобная ложа, из которой ничего нельзя было толком увидеть и услышать, как будто журналисты — “бедные родственники”, пришедшие на фестиваль бесплатно повеселиться. Притчей во языцех на “Рок-панораме” была организация охраны порядка, осуществлявшаяся комсомольским оперотрядом. Каждая из ежедневных фестивальных пресс-конференций непременно начиналась с жалоб музыкантов на крайнюю ограниченность свободы передвижения по Малой спортивной арене и на грубое, бесцеремонное обращение с ними дружинников. Впрочем, главная беда заключалась не в том, что охрану порядка обеспечивали юноши, чьи манеры действительно трудно было признать аристократическими, а в том, что ими бездумно выполнялись инструкции далекие от совершенства. Система режима явно исходила не из целей и задач проводимого мероприятия и не из здравого смысла, наконец, а из подозрительного отношения ко всем, кто пришел на “Рок-панораму”. Я не против порядка, я против абсурда, до которого можно довести его охрану. Ограничусь лишь одним примером. Солистка группы “Раунд” Антонина Жмакова достаточно известна и как актриса театра и кино, и как эстрадная певица, однако ей стоило большого труда преодолеть непреклонность дружинников, преградивших ей путь… на сцену — певица оставила в гримуборной аккредитационную карточку, решив, что она не украсит ее концертное платье.

Вообще, просчеты в организации фестиваля можно извинить частично объективными причинами (например, большим количеством участников и малым числом концертов), частично — очевидной неопытностью организаторов (“Рок-панорама-86” не была столь масштабной), хотя на недостаток опыта профессиональной концертной деятельности вряд ли могли сослаться А. Градский, В. Векштейн, О. Мелик-Пашаев и некоторые другие члены Оргкомитета — оказалось, этот опыт далеко не в полном объеме может быть перенесен на фестивальную почву».

“СОВЕТСКАЯ ЭСТРАДА И ЦИРК”, № 3, 1988г.

Подробнее…

5. Газеты, журналы, самиздат о рок музыке.

"А что, разве самиздат еще существует?"

«…Зафиксированные в энциклопедии более полутора сотен изданий значительно расширили имеющееся ранее понятие о временных и пространственных границах в данной области.

География. Из 60 городов, "выплавляющих" музсамиздат, самыми плодоносными оказались Москва — 26, Питер — 10, Ростов (с окрестностями) — 9, Новосибирск — 8, Казань — 7, Рига, Киев, Архангельск — по 6 изданий. Примечательно существование самиздата в небольших городах (Белая Калитва, Чистополь, Ишим, Великие Луки) и в городах, где рока практически вообще нет (Ивано-Франковск, Петропавловск-Камчатский, Набережные Челны, Чернигов).

Даже в городе Биробиджане зафиксирован журнал местных концептуалистов из "цеха пролетарского авангарда" = "Труба", но из-за неполной информации он в энциклопедию не включен.

Время. Необсуждаемой аксиомой во все времена был тот факт, что первый рок-самиздатовский журнал в стране — питерский "Рокси" (77 год). Как выяснилось, это не так. В процессе работы нами были найдены журналы, выходившие за доброе десятилетие до срока появления "Рокси".

Во-первых, это два номера вышедшего в 67 г. в Харькове журнала "Бит-Эхо", один из редакторов которого Сергей Коротков до сих пор занимается рок-журналистикой. Во-вторых (если верить минской "Поп-музыке") в Белоруссии в середине 60-х существовал журнал, выпущенный после проведения в Гродно местного поп-фестиваля.

Возможно, были и еще какие-то другие издания. В любом случае, задняя граница существования нашей независимой рок-прессы отодвинулась на десять лет назад. Так что "дедушке" сейчас примерно четверть века.

И, наконец, хотелось бы отметить тот факт, что в "доперестроечный период" (грубо говоря — до 86-го года) наш музыкальный самиздат (и от этого никуда не деться) носил крайне символический характер. По всей стране в течение первой половины 80-х существовало меньше двух десятков изданий со средним тиражом менее 10 экземпляров. Умножьте количество журналов на тираж и разделите ну хотя бы на один процент населения, и вы получите среднюю плотность тогдашнего рок-самиздата на территории "одной шестой".

Теперь о задолбавшей мировую общественность "большой самиздатовской пятерке". Ни один из журналов вышеназванной цепочки "Урлайт" — "Рокси" — "РИО" — "Ауди Холи" — "Тусовка" не ведет нынче активного существования в прежней ипостаси.

Свято место пусто не бывает — им на смену пришли другие люди, другие журналы, другие города. Посему для воссоздания четкой картины, реально соответствующей 91 году, мы предлагаем читателю обратить внимание на новое поколение "искренней подпольной прессы", на эдакий примерный "топ-тэн" последнего трехлетия (все журналы даны в алфавитном порядке).

1. ВО!

2. Гнилая Тусовка

3. ДВР

4. Контр Культ Ур’а

5. Палево

6. Сибирская язва

7. Спидъ

8. Тиф

9. Шумелаъ ЪМышь.

10. Юлдуз Ньюз

В целом всю массу ныне существующих и усопших рок-журналов можно разделить на следующие условные категории:

1) чисто информационные (Авось, АОР, Виниловый Наркоман, РИО, ОК’ЭЙ ЖЛОБ и т.д.) 2) информационно-развлекательные (Поп-магазин, Фрипс, Прок и т.д.)

3) музыкально-аналитические (ВО!, ТИФ, Спидъ)

4) локально-рекламные (Охота в ближнем лесу, РОТ, Рокобоз и т.д.)

5) крайне политизированные (Урлайт, Сморчок, Корея)

6) провокативно-тусовочные (Бонба, Гнилая Тусовка, Жибао Елки-палки)

7) радикально-андерграундные (Палево, Сибирская язва. Анархия)

8 ) Стеб’н’треп (АП’СЮРД, Жопа, Ништяк)

9) отдельные произведения искусства камерного плана (Штучка, Шумелаъ ЪМышь)

10) комбинированные, т.е. вобравшие в себя понемногу из предыдущих 9 пунктов (Контр Культ Ур’а, ДВР)

11) дайджесты.

Ну, вы еще не устали? Вот ведь к чему привели невинные, на первый взгляд, вопросы, давным-давно прочитанные автором в "Авроре". В итоге, смеем надеяться, абсолютно все ответы на них найдены. По-видимому, они заслуживают тех усилий, которые были приложены для получения конечного результата».

Дискретная энциклопедия рок-самиздата

6. Коля Васин — главный битломан СССР.

«…Коля Васин, рослый и восторженный бородач, считается реликвией и гордостью питерских битломанов. Никому другому в СССР не то что не удавалось, а даже и не мечталось получить посылку от Джона Леннона. А Коля Васин получил!.. 9 октября 1970 года он поздравил по телеграфу, наплевав на возможные репрессии со стороны КГБ, своего кумира с тридцатилетием, а благодарный Джон — о, чудо! — прислал Коле пластинку с записью своего концерта в Торонто. "Коле Васину от Джона Леннона с приветом", — такой автограф на невских берегах не имел цены. Когда Коля узнал, что милиция "замела" нескольких рок-музыкантов за нелегальные концерты, он понял, что скоро могут постучать и в его дверь. В ужасе он убежал в лесок, который рос неподалеку от дома, и здесь, как окруженный немцами партизан, зарыл глубоко в землю самое святое — подарок Джона Леннона. Менты, к счастью, так за ним и не пришли. А откопанная позже пластинка нисколько не потеряла в качестве звучания…

В конце 70-х в Ленинград каким-то чудом привезли на фестивальный просмотр мультфильм "Yellow Submarine", озвученный песнями BEATLES. Возле единственного кинотеатра, где он демонстрировался, собралась битломаны со всего города. В центре тусовки, естественно, был Коля Васин. Неожиданно у входа появился Михаил Боярский, переживавший в ту пору расцвет своей популярности — звезда экрана, популярный шансонье и любимец всех женщин СССР. Увидев Васина, он обронил на ходу: "Привет, Коля!". Битломаны хмыкнули: "Чего это он с тобой здоровается?.. Он же пошлый эстрадник!". На что Васин с грустью ответил: "Это сейчас Миша всякую х.. поет. А когда-то он играл в группе АРГОНАВТЫ. И, знаете, был довольно приличным клавишником…".

© Музыкальная газета 

«…Здесь всё можно!» — ответил мне Коля Васин, когда я попросила разрешения сделать фотографии в храме любви, мира и музыки имени Джона Леннона. Кто такой Коля Васин и что за храм великого битла? Когда мне наконец-то удалось осуществить свою мечту — съездить в Санкт-Петербург, я не могла не заглянуть на известную улицу Джона Леннона. Меня, как и любую другую битломанку, интриговало лишь одно упоминание о месте и человеке, создавшем эту красоту, — Коле Васине. Пройдя вдоль и поперёк весь Лиговский проспект, наконец-то нашла загадочное место, насквозь пропитанное эпохой битломании. Жёлтая подводная лодка, нарисованная на стене офиса Коли Васина, именуемого храмом, погружает тебя в мир, который раньше довелось увидеть лишь в одноимённом мультфильме. После получасовой фотосессии с лодкой я набралась мужества и проследовала к железной двери с надписью «Храм любви, мира и музыки имени Джона Леннона». Нажала на звонок. Дверь открыл сам хозяин, радушно улыбаясь и приглашая зайти внутрь. В небольшой комнате, именуемой храмом, не было ни одного сантиметра, не связанного с «Битлз»: значки, футболки, кружки, коллажи, плакаты, пластинки — занимали всё пространство…»

Подробнее…



Конец.


Март 2009

1 295 просмотров

Добавить комментарий